Оргазм: Теория Большого Взрыва, или при чем тут мужчина

Сколько уже слов сказано об оргазме, сколько научных работ написано, а эта «маленькая смерть», как называют его французы, до сих пор остаётся чем-то загадочным, непонятным и порой недостижимым. Многие хотят узнать заветную технику, позволившую бы его достичь, но он не поддаётся механике. Кроме того, многие просто не готовы испытать эту «маленькую смерть». Так что же такое оргазм на самом деле, действительно ли есть в нем чего бояться, и как им насладиться сполна? Но начнём с истоков…

Океан чувственности

Каждая из нас однажды отправилась в плавание по океанам открывания своей чувственности, снятия табу и принятия глубинной женской сущности. Но в начале пути у нас не было ориентиров, и нам казалось, что ключ к нашему наслаждению находится у мужчины — что однажды придёт Тот-Самый и разбудит в нас трепетно ожидающую его «спящую красавицу». Мы ждали, набирались опыта, читали книги по технике, позам и правилам секса, но описанное в литературе «растворение во Вселенной, когда земля уходит из под ног, и ты пьёшь бальзам любви», все никак не приходило.

В постели мы хотели быть похожими на героиню из любимого фильма — запрокинутая голова, приоткрытые губы, страстный стон… Иногда мы имитировали оргазм — мы были уверены, что настоящая женщина должна его испытывать. Этим мы, собственно, не гордились, но главным для нас было порадовать мужчину, доставить ему удовольствие, быть желанной, быть сексуальной. Тогда для нас было важным не потерять голову, сохранить лицо — не утратить контроль. Но со временем мы поняли, что предаваться неистовой любви с холодной головой невозможно — иначе это всего лишь сексуальная гимнастика. И постепенно мы стали прислушиваться к своему телу, слышать голос и своих ощущений…

Феерверк или ураган чувств?

Когда-то давно наша женская инициация случилась в кресле гинеколога — после этого мы смирились с тем, что другой может видеть нас всю, а мы себя видеть не можем. У мужчины желание проявляет себя сразу, а мы носим тайну в себе — глубоко внутри. Однажды мы решили ее разглядеть и решились взять зеркало. Мы заметили, что клитор оставался самой запретной частью нашего тела. И однажды мы узнали, какое наслаждение он доставляет — мы поняли, как ласкать его, чтобы достичь оргазма. Клиторальные оргазмы были у нас разными — но обычно острыми и взрывными. Но при этом наше тело редко расслаблялось — наоборот, порой мы чувствовали напряжение в животе, а удовольствие испытывало лишь тело, не душа. Такой оргазм не был для нас синонимом высшего наслаждения — клиторальный оргазм был для нас феерверком тела, а мы жаждали урагана чувств.

Мы слышали, что при вагинальных оргазмах в растекающихся переживаниях трясёт все тело, они захватывают целиком и дарят гораздо более глубокое удовлетворение. Но, если речь шла о клиторе, то здесь нам было проще отпустить контроль. С вагинальным оргазмом сделать этого никак не получалось — там содержится доступ к нашей глубинной женской сущности, к которой мы никак не хотели никого впускать…

Страх «маленькой смерти»

В нас притаился глубинный страх «взлома» — наше тело уже почти растворялось, мы практически проваливались в невесомость, но вдруг перед пиком начинали деревенеть-деревенеть, и все больше начинали сдерживать и сжимать нарастающие волны удовольствия — ведь вместе с ними на поверхность неконтролируемыми жуткими потоками грозила извергнуться вся мощь внутренней накопленной подавленной боли. Боли, злости и ярости от отвержения. Мы боялись пережить ее снова. Мы боялись столкнуться с тем, что на самом деле мужчине не доверяем, не хотим признавать его силу и важность. Не хотели признавать, как на самом деле нуждаемся в нем, и как сильно любим. Мы боялись раствориться в нем — и потерять себя. Признать такое сильное влияние со стороны другого было бы слишком опасно. Для нас это означало умереть. Мы боялись от него зависеть. И здесь для нас было важно найти опору в себе, своём теле, своей личности — перестать быть маленькой девочкой, желающей, чтобы о ней заботились, а стать зрелой женщиной, готовой взять на себя ответственность за своё тело, свою жизнь. Как ни странно, именно это и стало той точкой, из которой мы стали чувствовать своего партнёра и решились познакомиться со своей настоящей женской сутью поближе.

В другой раз, на волнах удовольствия в голове вдруг тысячами голосов начинали нашептывать наши мамы-бабушки, что «так ведут себя только шлюхи», а ещё — усвоенное с детства, что нельзя быть собой, и что за удовольствие наказывают. Глубоко внутри мы боялись получить «счёт» за «преступление Евы» — мы боялись вызвать в себе к жизни сучью сущность Вечной Женщины. Мы боялись потерять контроль и начать царапаться, кусаться, рычать, выйти из берегов, выйти за обозначенные красные флажки. Мы боялись потерять лицо. Мы боялись испугать своего мужчину или вызвать к жизни и в нем древние первобытные силы. И испугаться самой, что он сильнее. Мы боялись, что, однажды познав всю мощь «внутренней суки», мы никогда уже не сможем стать маленькими беззащитными девочками, и пути назад уже не будет. Мы боялись, что наш мужчина сбежит, и с выпущенным «джинном из бутылки» мы останемся совсем одни. Но он решился пройти с нами весь этот путь, и однажды мы выбросили из головы все резоны — и впервые с ним кончили…

Доверие и растворение

Сначала это были слабые сокращения в глубине нашего естества, не доставившие особого удовольствия. Но это были лишь первые капли перед ливнем на опустошённой земле. Приятные ощущения появились очень быстро, сначала не очень острые — их интенсивность возрастала постепенно. Почти каждый раз через пару дней умиротворенности и гармонии следовала гроза и удар молнии — после роскошного переживания мы становились раненой тигрицей от вызванной к жизни прошлой боли. Нам хотелось упрекать. Он тоже был ранен своим прошлым — и начинал закрываться, уходить в себя и отталкивать. От этого мы приходили в ещё большую ярость. Но он оказался не робкого десятка — наш мужчина нашёл в себе смелость обнимать нас, когда мы хотели ударить его в самые болезненные точки, которые он перед нами открывал. И не бояться наших слез — он знал: вода очищает.

Пути обратно не было, и мы садились разговаривать — долго, часами обсуждая свои страхи — и отпускали. Воздух снова разряжался и становился чистым. В следующий раз это повторялось, но уже чуть меньше — боль снижала свой накал, прошлое отпускало свои когти, и мы замечали, что его власть теряет свою магическую силу над нами обоими. И потому мы позволили себе потерять с мужчиной и голову, и лицо. Да, мы оба умираем каждый раз, чтобы каждый раз после грозы и молнии возрождаться обновлёнными. Секс — парная игра. Невозможная без принятия и доверия. Именно со своим «возлюбленным в наслаждении» мы стали принимать не только духовное, «светлое», но и все животное, «темное». Постепенно в доверии мы стали открываться друг другу даже в самых запретных фантазиях. Когда ты принимаешь меня, я принимаю тебя. Когда ты даёшь мне защиту, я становлюсь расслабленной, и воды жизни текут сквозь меня глубоко и плавно. Уходит сопротивление и борьба, все сомнения, и появляется глубинное преклонение перед мудростью жизни и доверие всем ее процессам. Мы ушли от рассудочности, вышли из оценок и игр, мы чувствуем тело, мы ощущаем, и наконец можем позволить себе почувствовать и описать это тотальное переживание…

Греховный сок и рвущей бездны нега,
И зной, и мгла едины стали вмиг.
Дыхания нет, заката и рассвета —
Здесь нет меня, и ты погиб…
В рассветной дымке жизни пробуждение,
И на двоих хрустальный мир един
Познаем мы не раз — да, в этом нет сомненья,
Доверься мне, мой раб и господин.

Женские фантазии: самка, или взять женщину силой — здесь.

Сильный мужчина: а он вам нужен? — тут.
__________________
© apsara-journal.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *