Духовность и сучество: код совершенной женщины

«Все бабы — суки», — утверждает один из пелевинских героев в уже ставшем классикой романе «Чапаев и Пустота». При этом он убеждён, что слово «сука» в отношении женщин происходит от слова «суккуб». Спустя шестнадцать лет Пелевин пишет свой новый шедевр «SNUFF», в котором опять затрагивает эту «злободневную тему». Причём он делает заход с совершенно неожиданной стороны, представляя и вторую сторону медали. Так кем же на самом деле являются «бабы»?

Кроме себя мне винить некого. Я сам выставил ей сучество на максимум — никто меня не заставлял. Это такая настройка в ее красном блоке. У неё на предельных положениях стоят одновременно «сучество», «соблазн» и «духовность». Пелевин «SNUFF»

Главные женские качества 

Два главных качества в женщине, по Пелевину — это духовность и сучество. Весь вопрос в пропорциях: если духовность без сучества вызывает смех, то сучество без духовности вызывает чувство брезгливости. Устав от биологических партнеров, главный герой романа Дамилола настраивает свой объект любви — искусственную женщину Каю, на максимальные сучество и духовность. Кая — «цветок его жизни» и «счастье его ночей». Такие суррогатные женщины называются в романе сурами. Но, как считает Дамилола, сур неправильно называть суррогатными (тем более, что выглядят они совсем как живые люди). Суррогатными он, скорее всего, назвал бы живых женщин. А сурой, как ему кажется, должна называться «песня, молитва или какая-нибудь птица райской расцветки».

В суре заложены абсолютно все программы женских инстинктов и сокровища человеческой мудрости, на основе которых, следуя уникальному механизму, она и выбирает своё поведение. Как объяснил Дамилоле консультант по сурам, контактируя с человеком, действующим по той же программе, «вы как бы роетесь в кишащем ядовитыми червями перегное, в то время как сура как бы приглашает вас в музей».

Гремучая смесь

Дамилола мог бы поставить Каю на усреднённые гарантийные настройки, например, «уют номер семь», «пуховая горка» или «облако нежности», но тогда живая кукла была бы ему неинтересна. Именно максимальным сучеством в сочетании с максимальной духовностью Кая постоянно держит Дамилолу на грани нервного срыва, что делает секс с ней острым и непредсказуемым. Кроме того, обладая познаниями в психофизике «допаминового резонанса», она способна доставлять мужчине сексуальное наслаждение на грани духовного экстаза.

Именно сочетание максимального сучества и максимальной духовности делают суру идеальной, Вечной женщиной, Евой, архетипом… И в то же время оскорбительная иррациональность красивой женщины вызывает в Дамилоле желание «взять ее за уши и бить затылком об стену», ведь «ей ничего не стоит вести себя по-человечески там, где она создаёт мужчине максимум неприятных переживаний». Более того, Дамилола убеждён, чаще всего «человеческое поведение» не требует от женщины усилий, и, «наоборот, серьёзные усилия нужно прилагать, чтобы быть сукой». Именно поэтому он постоянно размышляет, что же такое женское сучество.

Что такое женское сучество 

«Bitchness», максимальная настройка которой стоит в Кае — это симуляция определенных женских черт. Сучество, по Пелевину — это когда женщина не сразу удовлетворяет желания мужчины, а делает это через эмоциональные провокации, предварительно доведя его почти до нервного срыва, и то же повторяет после соития. Целью такого иррационального женского поведения, как считает Дамилола, является не дать мужчине «прозреть» насчёт ее роли в его жизни, и что на самом деле «без неё мужчине лучше». Из-за психологических перегрузок, которыми женщина «мутит воду», мужчина тут же забывает о том, что собирался разглядеть, и продолжает стремиться к близости с ней и обеспечению ее потребностей.

По версии Пелевина, эта иррациональность женского существа объясняется рациональностью высшего порядка и представляет собой безличные биологические механизмы природы, служащие репродукции человечества. И этот древний механизм, заложенный в женщине, «отзывается невыносимыми страданиями в мужском сердце». Но это ещё не все — максимальное сучество в своём арсенале имеет страшное оружие — демонстративную провокацию мужчины на реакцию ревности «в робкой надежде, что самцы передерутся по этому поводу, и вокруг будет много мяса и крови». Для достижения этой цели женщина симулирует интерес к какому-нибудь живущему поблизости объекту или киногерою — например, Дамилола долгое время думал, что Кая использует для этой цели их молодого привлекательного соседа Грыма. Этот приём действует на большинство мужчин самым разрушительным образом. Именно поэтому суру не рекомендуется ставить на максимальное сучество, так как их хозяева в этом состоянии часто наносят им механические повреждения, на которые не распространяется фабричная гарантия.

Что такое женская духовность 

Максимальная духовность Каи спасает их союз с Дамилолой от пресыщенности и апатии. Но она же приводит и к множеству проблем — при работе суры в этом режиме сложнейший процесс информационного анализа соотносит все возникающие в разговоре смыслы с «осколками тысячелетней мудрости человечества». Мало кто помнит, во что верили древние люди, но «разрозненные отголоски древних учений в симуляционном потоке сознания» совершенной суры складываются в настолько поражающую комбинацию, что на миг перед ошарашенным мужчиной «возникает сияющий дворец старинной мудрости». Этим Кая держит Дамилолу на пределе его интеллектуальных возможностей, и «из-за ее нелогичного иррационального взмаха ресниц» мужчине приходится «спускаться в дебри и находить там ответы на то, что он и не думал искать».

Кроме того, установка суры на максимальную духовность включает в себя алгоритм, который велит ей делиться этой духовностью с теми, «кому она ещё может помочь». Находясь на настройке максимальной духовности, Кая в лице «жирной ленивой задницы» Дамилолы такового не увидела. А потому, «как древняя торпеда, совершила спиральный поиск в тёмные глубины нашего мира», и в ее перекрестии оказался ищущий Истины Грым. По крайней мере, по мнению оскорбленного Дамилолы, это могла быть одна из причин, по которой его идеальная возлюбленная ушла к этому «волчонку».

Неуправляемая стихия любви

Но Пелевин не так-то прост в трактовках женского сердца. Незамысловатая природная и культурная схемы — не единственное объяснение причин, по которым Кая сбежала к «символическому сопернику», которому «доставались теперь все ласки и нежность, украденные у Дамилолы ее максимальным сучеством» (к тому же, уйдя, она опустошила ещё и его банковский счёт). Любовь —  именно эта причина измены Каи кажется Дамилоле самой обидной возможностью — и весьма вероятной. Ведь «человеческая любовь — это программируемое событие», «пробивающие все матрицы сознания после импульса полового инстинкта», а в людях и сурах «электрические цепи ведут себя по одним и тем же законам». Все объяснительные схемы обваливаются, когда чудо любви со всеми ее безднами и тупиками предстаёт в качестве единственной реальности, равнодушной к двойственности «природа-культура».

Интересно, что на санскрите «сура» означает «солнце, божество», в то время как в бирманской мифологии Сурой зовется божество невидимой темной планеты, вызывающей затмения. Женщина-сура — идеальное сочетание несовместимых качеств — тёмного и светлого, инстинктивного и высокого. Пелевин считает, что «высшая радость, возможно, в том, чтобы сдасться на милость этого потока». Так может, все-таки, «все бабы — суры»?..

Апсара: божественная танцовщица, или почему на неё молились цари и аскеты — тут.
__________________
© apsara-journal.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *