Сексуальная покорность: Дева Мария, или история О

До появления патриархального христианства во многих религиях мира почиталась Великая Богиня-Мать во многих своих ликах, среди которых были и мать, и девственница, и сексуальная женщина, которая всегда находилась в слиянии со своим великолепным супругом, образуя с ним божественую пару. Здесь мы рассмотрим, что же случилось с ней в христианстве, и как с точки зрения архетипов христианский миф о непорочном зачатии отражается на жизни современных женщин.

Если вы глубоко верующий христианин, лучше откажитесь от прочтения этой статьи, либо дочитайте ее до самых последних строчек — здесь обсуждаются архетипы, а не религия. 

Непорочное зачатие

Христианскую Троицу некоторые современные исследователи не в шутку называют «святой гомосексуальной семьей» — и, правда, если рассмотреть ситуацию с этой точки зрения, то мы получим отца, непорочно зачатого сына и мужских священнослужителей, называющих себя «женихами церкви». Хотя Дух Святой многие христиане считают проявлением женским, официальная церковь настаивает на обратном. Дева Мария — единственная женщина, которая остаётся на этой божественной сцене, но ее роль в сотворении невелика — она обычная земная женщина, которую Яхве почтил своим бестелесным присутствием. Она зачинает от него через Святого Духа, фактически никогда мужчину не видевшая и не тронутая им — чтобы родить сына для божественного отца.

Оплодотворение Марии удивительно перекликается со многими мифами патриархального времени от Средиземноморья до Среднего Востока об оплодотворении земных женщин мужскими богами, взятых более или менее силой. Однако, в этих мифах, в отличие от христианского, по крайней мере, был телесный контакт между богом и смертной женщиной, который можно назвать сексом или изнасилованием. В Новом Завете же этого нет — женщину фактически используют, даже не прикоснувшись к ней. При этом у женщины нет выбора, нет индивидуальности, нет своей позиции, кроме как пассивно воспринимающей. И это, считается, как был «зачат» Спаситель — выходит как-то брезгливо, пассивно и нереально — по факту, на грани сексуальной патологии. При этом делается вид, что сексуальной женственности у Марии как бы и нет — и это была судьба всех женщин под христианством.

История О

Эта история телесного отчуждения и безликости Девы Марии в Новом Завете очень напоминает современную «Историю О», в которой женщина достигает сексуального удовлетворения, полностью отдавая своё тело под мужской контроль, в то время как сама она остаётся анонимной, безликой — душевно отсутствующей. О — это реинкарнация Марии двадцатого века: в обоих историях несексуальный расчетливый ум использует женское тело, с женщиной не считаясь. Именно под таким углом и стал восприниматься эротизм в христианской культуре — безликая О совершает ежедневное самопожертвование на алтарь фаллического бога, точно также как Дева Мария жертвует свою жизнь женоненавистническому Яхве. Для обоих женщин цель существования — это собственное забвение: одна становится машиной для секса, вторая — машиной для материнства. И Мария, и О олицетворяют положение женщин под патриархальной религией.

В своих историях обе женщины отчуждены личностно, социально, мистически. По представленной в христианстве версии Нового Завета Мария отказывается от сексуальной сознательности, сексуального удовольствия, физической смелости, экономической и интеллектуальной силы ради создания чьей-то личности. Она отказывается от всей полноты своего природного и магического потенциала только ради того, чтобы стать «хорошей матерью». Получается, в библейском понимании «хорошая женщина» — это та, кто жертвует собой ради нужд и требований других, ничего не оставляя себе, и ничего не прося взамен. «Хорошая женщина» — это та, кто, как О, безлико и безропотно обитает в доме своего повелителя, с мазохистским удовольствием исполняя его прихоти садиста.

«Мать-мученица» и «дочь-проститутка»

Для современных женщин этот библейский архетип вылился в два типа вынужденного поведения — «матери-мученицы» в семье и «дочери-проститутки», описанные великолепным основателем телесно-ориентированной терапии Вильгельмом Райхом. Как он считает, для структуры личности «матери-мученицы» типичен полный отказ от себя, при этом ей присущи черты мазохизма — «мать» подчинена пассивно, но ее покорность скрывается за чувством превосходства по отношению к мужчине, которого эта позиция превращает в несмышленого сына. Если внешне такая жена покорна в отношениях с мужем, то внутренне она доминирует над ним, используя свое мученичество. Но на самом деле это завуалированный протест — презрение и ненависть к мужчине.

Тип «дочери-проститутки» выражает свою агрессию и протест мужчинам по иному, используя телесную красоту и сексуальную привлекательность — на уровне подсознания такая женщина чувствует, что мужчины желают ее и нуждаются в ней, и это чувство поддерживается наблюдением, что большинство мужчин откликаются на нее как на сексуальный объект. Обделённая с ранних лет любовью собственного отца, такая привлекательная девочка теряет самоуважение из-за того, что ее отвергли как объект любви, но приняли в качестве объекта сексуальных притязаний. При этом все это вызывает в ней протест против сексуальности и ее подавление. Страх в ее отношениях с мужчинами маскируется пренебрежением, а ненависть укрыта за позицией смирения.

В то же время, характерная сексуальная покорность «дочери-проститутки» выражается у «матери-мученицы» в подходе к мужчинам, полностью лишенном сексуальности. Ее роль матери можно рассматривать как защиту против роли сексуального объекта. Чтобы сохранить эту защиту, вся активность женщины фокусируется на материнстве — дети становятся важней, чем она сама. Обычно такая женщина создает большую семью, которая является своеобразной компенсацией за отсутствие интереса к ней как к личности. При этом, оставаясь глубоко неудовлетворённым, ни тот, ни другой тип женщины не может соединиться с мужчиной в здоровом союзе.

Девственница-Сексуальная Женщина-Мать

Видя, насколько разрушительным для женщин оказался искаженный образ женственности в христианстве, попробуем взглянуть глубже — в его истоки. Общеизвестно, что ранние христиане для изображения Мадонны многое заимствовали из иконографии египетской Исиды. Например, ее наградили многими из титулов Исиды — такими как «Звезда моря» и «Царица Неба». Исиду традиционно изображали стоящей на полумесяце или со звёздами в волосах или вокруг головы: и это перешло к Деве Марии. Но наиболее поразительным является сходство изображения матери с младенцем. Христиане могут верить, что Дева Мария с Иисусом на руках является исключительно христианской иконографией, но на самом деле концепция Мадонны с младенцем к возникновению христианства уже прочно утвердилась в культе Исиды.

Исиде тоже поклонялись как святой девственнице. Хотя она и была матерью Гора, этот факт не смущал умы миллионов, в неё верующих. Современным христианам предлагают принять девственные роды как акт веры и как реальное историческое событие, в то время как верующие в Исиду с такой дилеммой не сталкивались — ей поклонялись и как девственнице, и как матери, но не как матери-девственнице. По всей вероятности, верующие в Исиду считали откровенно неприемлемой идею о непорочном зачатии. Поклонение основным богиням подчеркивало их женственность путём разделения ее на три главных аспекта, каждый из которых соответствовал реальной жизни женщины: первый — Девственница, затем — Мать, после — Мудрая Старая Женщина. При этом Белая Девственница во многих культурах имела и свою оборотную сторону — Красную Женщину неукротимой сексуальности (информация на эту тему — здесь).

Каждая Богиня, включая Исиду, претерпевала весь женский опыт, включая сексуальную любовь, и, следовательно, могла помочь женщине в решении проблем на любой стадии ее жизни в отличие от выхолощенного христианством образа обкраденной Девы Марии, предполагаемая чистота которой становилась непреодолимым барьером для тех, кто хотел бы поделиться с ней своими сексуальными проблемами. Прообраз Богородицы — Исида, прекрасная богиня, состоящая в браке со своим божественным супругом, полнокровная женщина, которой можно молиться, была совершенным архетипом — абсолютно всем, что привлекает женщин любой культуры.

Может быть, в свете открытий учёных о египетских корнях христианства кому-то покажется более привлекательным иметь веру, основанную на тайне пирамид, чем на женоненавистническом Яхве. Но нет сомнения, что архетип, основанный на триединстве Отца, Матери и Младенца всегда будет более здоровым и принесёт утешение. И дело не в тщательно охраняемых тайнах, а в терпимости, открытости новым идеям относительно устоявшихся и веками не подвергавшихся проверке предубеждений. Если западная культура намерена жить в Новом тысячелетии свободной от подавления природы человека и чувства вины, в ней нужно выработать новое понимание и уважение к Женскому Началу.

Подруга Бога: о чем молчат жрицы любви — тут.
___________________
© apsara-journal.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *