Сакральный танец: мистерия против истории

«В начале было Слово», — гласит христианский Новый Завет. А мы возьмём на себя смелость, и попробуем показать, что первым был… сакральный Танец. И правда, история пишется, изменяется и замалчивается в зависимости от мировоззрения доминирующей цивилизации, но «наше тело не лжёт», не лжёт наша душа, чувствуя, что где-то в линейной цепочке официальной истории был совершён огромный обман и подмена, которые подавили и подчинили себе всю красоту и силу человеческого духа и тела. Итак, что такое сакральный танец, что он означает для женской духовности, и где его место в «нашей» истории — попробуем выяснить в этой статье.

Магия древних времён

Танцующая Богиня, барельеф индийского храма Минакши, фотограф Payson Stevens

Священный танец является столь же древним, как и само Творение. Исторически мы можем проследить его происхождение только до сакральных танцев храмовых жриц, хотя его корни уходят гораздо глубже his-story«его истории», являясь частью her-story«ее истории», восходящей к началу времен. Доказательства экстатического танца такого типа были найдены в наскальных рисунках на юге Испании, датируемых от 10000 до 30000 лет до наступления так называемой «нашей эры». Изображения танцовщиц в поклонении богине мы можем увидеть и на обнаруженной археологами вазе додинастического Египта, и на фресках Кипра — одной из древнейших «колыбелей» поклонения женским божествам в Европе, а также на изысканных чувственных барельефах многих индийских храмов.

По крайней мере, ещё за несколько тысячелетий до появления христианского Нового Завета во многих древних культурах мира считалось, что Великая Богиня Мать держит ключ к самым древним формам священного танца, и сама неразрывно связана с танцем — помимо своей роли создательницы, дарительницы и защитницы жизни, Богиня сама была Великой Танцовщицей, которая давала жизнь и забирала ее посредством циклической смены сезонов и жизненных циклов. И именно танец был главной формой поклонения Божественной Матери. Это было время, когда религия и искусство еще были одним целым: песня была молитвой, драма — божественным представлением, а танец — священным магическим ритуалом, который сопровождал и стимулировал все жизненные процессы. Его мотивы с древности остались все теми же, и все они восходят к магии плодородия самых древних времён. Поэтому путешествие в мир сакрального танца мы начнём именно с описания танца древней Богини.

Танец Богини

редкая статуэтка танцующей Парвати, танцующая Гуаньинь (Тара) — художник Цзэн Хао, воссоздана по буддийской фреске; танец богини Хатор (совр.)

В Индии динамическим началом Вселенной считается Шакти — супруга бога Шивы. Хотя все знают Шиву как «исполняющего танец созидания-сохранения-разрушения», с доведийского периода он олицетворяет собой статичное мужское начало, и считается «трупом» без своей космической динамичной супруги. На Тибете много веков предшествовавшая Будде древняя богиня Тара почитается как воплощение божественной активности всех будд и бодхисаттв. Это просветленное сострадательное существо считается также покровительницей искусства, музыки, танца и слова, и обладает всеми инструментами Творения. В индуизме Тара почитается как одна из форм Божественной Матери.

В культуре Индии важное место отводилось и способствующим духовному просветлению «божественным танцовщицам» апсарам, а также приобщающим к «познанию божественного» храмовым танцовщицам девадаси, искусство которых было практически уничтожено английскими колониалистами в начале двадцатого века. Та же участь под французской колонизацией постигла и таитянские сакральные танцы, чьей покровительницей с древнейших времен считалась богиня огня и вулканов Пеле и ее сестра Хииака, которая почиталась как священный «дух танца».

В Древнем Египте богиней танца, музыки и любви считалась богиня Хатор, которая покровительствовала священным женским искусствам. В роли богини жизненных циклов и плодородия Хатор чаще всего ассоциируется с систром — инструментом, похожим на трещотку. Колокольчики, закреплённые на каждой из четырёх сторон систра, были настроены на вибрации четырёх природных стихий, и звучание этого инструмента символизировало находящиеся под покровительством Хатор силы плодородия и ее способность поддерживать равновесие и гармонию в мире. В древнеегипетских храмах до сих пор сохранились изображения поклоняющихся в танце жриц Хатор. С систром ассоциировалась и древневавилонская богиня Иштар (Астарта), а также древнеегипетская богиня Исида, на одном из храмов которой было высечено: «Как прекрасно это место!.. вечное на небесах, созданное, чтобы ты танцевала в нем каждый день вечно!» Богиней танца в Древнем Египте считалась и игривая обольстительная Бастет, к местам поклонения которой, по свидетельству древнегреческого Геродота, стекались тысячи паломников.

В самой же Греции ежегодно проводились элевсинские мистерии — обряды инициации в культах богинь плодородия Деметры и Персефоны. Их важной составляющей был «танец лунной богини», как описывал его Еврипид. Греческая мифология также изобилует и богинями-танцовщицами, например, древняя богиня самых первых жителей Греции пеласгийцев Эвринома вышла, по преданию, из первичного хаоса и начала свой Танец Творения. В танце поклонялись и богине Артемиде, которую Гомер описывал как «богиню-танцовщицу». Не нужно забывать и о танцующих грациях, сопровождавших богиню любви Афродиту, а также «водящих хороводы» прекрасных греческих музах. К слову, некоторые из древнегреческих историков утверждали, что танцовщицы фламенко происходили из древней касты жриц Венеры-Астарты, но с веками от их священного искусства осталось только зрелище.

Душа сакрального танца

В наше время мы привыкли к танцу как к развлечению, и нам сложно представить его изначальные ритуальные корни. Для большинства людей, исключая самих танцоров, по сути, это зрелищный спорт. Но, как мы увидели, было время, когда танец был важной частью религиозного ритуала и церемониальной экспрессии, необходимой как высшее духовное выражение человека в поисках единения с божеством. Танец был сутью мистерии. Именно он буквально возносил посвящаемого над опытом физического, и через него человек получал доступ в высшие измерения, куда нет доступа линейному уму.

Элементы этого вида танца все еще можно найти в современных экстатических, тантрических, ближневосточных и африканских танцах. Сакральный танец исполняется не для внешней формы, а для выражения движений души. Это не о том, на что похож танец, а то о том, что при этом танцовщица чувствует, и как этот опыт на неё влияет. Сакральный танец идёт из самой сокровенной части души, и, следовательно, не может быть выражен словами. Например, когда однажды Анну Павлову после только что исполненного танца спросили, о чем он, она ответила: «Если бы я могла это сказать, мне не пришлось бы танцевать!» Движение — наш первый язык, который затрагивает все центры нашего существа вне досягаемости разума или принуждения. Даже дети начинают двигаться под ритмичную музыку раньше, чем учатся говорить. Не зря считается, что движение — это жизнь.

Танцы являются вечной формой человеческого выражения, и в своей священной форме танец — это язык, соединяющий тело и душу с чем-то большим. Через танец увлекается и ум, который вместе с телом становится восприимчивым к непрерывным ритмам жизни и Вселенной. Сакральный танец предполагает состояние трепета, которое суфийский трактат «Мевлеви» описывает как «присутствие», когда каждый последующий шаг движет человека «вверх к свободе и экстазу». Великий испанский поэт Гарсиа Лорка описывал это состояние во фламенко как «дуэнде», которое является «не трудом, и не мыслью, а мощью», которая содержится не в теле, а «идёт от самых подошв» и пробуждается в «тайниках крови».

Кроме того, танец и ритуал объединяют людей в одном ритме, создавая сообщества, и тогда танец становится их совместной историей. Самая правдивая история любого народа — это его народный танец и его дух. «Это как отпечатки ног в земле», — говорила о народном танце великая танцовщица Агнес де Миль: «В нем нет танцующей лжи, тело не лжёт». Итак, взгляд на историю через призму танца позволит нам узнать о человечестве то, чего нет в исторических описаниях завоеваний и войн. Танец станет для нас той дорожной картой, по которой мы сможем проследить историю женской духовности.

Поиск женского танца в истории 

танцовщицы с богиней — ваза додинастического Египта, танец служительниц богини Персефоны (фреска, Греция), танцующие апсары индийских храмов Харидвар и Карнатаки

Первое, что обнаруживается в нашем поиске — это то, что информация о духовных и священных женских танцах не доступна в официальных исторических источниках. Изучение танца как священнодействия почему-то было исключено как предмет исследования в истории, культурной антропологии и религии. Историк Вальтер Сорелл в своих исследованиях был озадачен тем, что «ни одна из серьёзных исторических концепций не упоминает о танце». Женские танцы с женскими целями едва упоминаются даже в книгах об истории танца. Причины этого сложны и разнообразны.

История всегда была выборочной интерпретацией событий. Составители Библии записали историю как моральный рассказ, а потому переработали информацию о существовавших традициях окружающих их иных культур и верований, которые не соответствовали иудео-христианскому мировоззрению. Это имеет огромное значение для изучения сакрального танца и женской истории, где так часто отсутствовал голос самих женщин. Второе, что обращает на себя внимание — это то, что древнегреческие историки описывали события больше как философы, не являясь историками танца, как, например, Плутарх, который описывал греческую трагедию через несколько столетий после классического периода греческих танцев, которых, к тому же, сам никогда не видел.

Более того, непосвященный в мистерии человек, не понимающий их сути, мог описать лишь внешнюю сторону явления. Неудивительно, что во многих археологических источниках женские религии упоминаются как «культы плодородия», и предполагается, что они не содержат ни глубины, ни возвышенности. Это все равно, что представить христианство «культом смерти», поскольку его центральным образом является человек, распятый на кресте. Как мы видим, это очень одномерная и поверхностная интерпретация. В случае же описания цивилизаций, предшествовавших иудео-христианской истории, исследователи представляют женщин как «плодородные сосуды», средства для удовольствия или, ещё хуже — разрушительных соблазнительниц. Когда мы выходим за рамки случайного предположения, что женщин в древние времена интересовало только увеличение численности племени или прирост скота, мы становимся открытыми знанию о том, как все обстояло на самом деле, и понимаем, что было бы слишком поверхностно судить о древних танцевальных ритуалах наших предков как о «диких» и «похотливых».

Мистерия, скрытая историей

Невероятно, но само слово «история» происходит от танцевальных ритуалов — Histor в Древнем Риме означало «танцора». Корень этого слова стал производным для множества общеизвестных сегодня слов — например, красноречивое «министр» (Min-Istria) и обозначающий средневекового поэта-музыканта трубадура «менестрель» (лат. ministerialis), прославлявший любовь и Женщину, чье искусство подверглось гонениям христианской Церкви.

Как уже было сказано, лишь немногие исследователи сакрального танца были танцорами, а исполнитель священного танца имеет совершенно другое глубокое знание об этом действе по сравнению с тем, как воспринимает его историк — он может зафиксировать лишь внешний эффект от танца. Ещё больше добавляет сложности в описание женского сакрального танца то, что фиксирующими это действо историками были мужчины. При описании священный танец стал пропускаться через призму мужского взгляда, и даже трудно представить, сколько мы потеряли информации, скрытой в глубине под этой крошечной верхушкой айсберга. Тем не менее, из трудов древнегреческих историков мы можем узнать о внешней форме сакральных танцев — например, Аристофан, описывая танец как важную часть обрядов Деметры и Персефоны, говорит о нем как о «круговых движениях, выполняющихся сначала легко и быстро, затем в ускоряющихся ритмах пробуждения Богини, и вступая затем в радостный финал». Римский поэт Лукиан сказал лаконично: «Они танцуют свою религию». Он назвал сакральный танец «явлением высшей гармонии, которая касается тонких граней души и дисциплинирует тело».

Найти подсказки о мистерии сакрального танца можно и в его негативном описании в исторических источниках, а также в легендах, сказках, народных песнях и танцах, библейских искаженных символах — именно в них можно отыскать скрытые мотивы, по которым была изменена история. Массу информации можно найти и в словах, значения которых впоследствии были изменены — например, блудница, девственница, шлюха. Если при их упоминании в современном мире появляется такая сильная реакция, то в них должна быть скрыта сила наложенных историей табу…

Непорочная дева, или как был искажён текст Библии — здесь

Что в имени тебе моем?

Английским архаичным словом hussy (девка) называют непристойную женщину. Но, как описывает в «Словаре Танца» У.Раффе, в Британии словом hussy называли танцовщиц (huzza — танцоров-мужчин), которые посвящали свои танцы Без-Безе — Богу-Богине Природы, чей культ был привнесён в Британию из Рима, а тот, в свою очередь, позаимствовал его из покорённого Египта. Неизвестно, как в веках затерялось искусство хуси, но «непристойные женщины», «девки» в уничижительном значении остались и сейчас.

Lewd (развратница, непристойная) — это слово часто используется сегодня для описания женщин и женского танца. На древнеанглийском языке вплоть до шестнадцатого века словом lewd называли «лежащих» неклеритических людей, кто не следовал общепринятой религии. Возможно, это был «развратный» призрак с того времени, когда женщины занимались духовными практиками, не одобряемыми христианской религией, а потому они стали «непристойными». Учитывая, что частью такой священной практики был танец, становится понятным, почему он стал называться «развратным».

Whore (шлюха) происходит от древнеанглийского hore и является родственным древнескандинавскому слову hora, которые восходят своими корнями к латинскому слову «дорогая». Как мы упоминали, в Древнем Египте богиня плодородия и любви называлась Хатор (Hathor), а сына одной из самых значимых богинь Египта Исиды звали Гор (Hor), так же, как служительниц Афродиты в Греции называли Horae. У евреев есть танец-хоровод, называемый Hora, который дословно переводится как «круг», что может означать, что это слово относится к танцовщице. Hora так же означает «идолопоклоннические практики», которые в Иудее выполняли почитатели «Королевы Небес». В Библии Яхве жаловался, что люди «whoring» (кружились) другим богам. Может быть, это означало «Hathoring» в поклонении иудеев египетской плодородной Богине-Матери Хатор или аккадской Иштар, которая, согласно Откровению Иоанна, считалась «великой вавилонской whore (блудницей)». А, может, на самом деле она была «великой танцовщицей»?

Obscene (непристойный, грязный) по отношению к «грязным танцам» таковым совсем не является — в древнегреческом ob означает «по направлению к», а scene (гр. skene — «временное убежище») образует комбинированное слово obscene, означающее «место действия». В этом контексте используются «декорации» к «театральным постановкам». В нем содержится намёк о том, что женщины отправлялись в священные рощи или перекрёстки и танцевали перед установленными там алтарями свои танцы во время обрядов. И такие места иудео-христианской религией и стали называться впоследствии «грязными».

Можно привести десятки примеров таких слов, которые с приходом христианской религии постепенно стали ругательными. Несмотря на обилие многочисленных археологических находок, которые стали доказательствами, противоречащими ранее принятым историческим версиям многих событий, такие слова являются «живыми» свидетельствами, что с «нашей» историей что-то не так, и помогают восстановить более правдивую картину нашего прошлого.

Сакральный танец как женское искусство

Кларисса Пинкола Эстес в своей книге «Бегущая с волками» говорит, что все, что нам может понадобиться для раскрытия нашего прошлого — это интуиция, которая «шепчет нам из костей рассказов». Чем больше сюжетных линий, тем больше вероятности, что мы сможем найти в них свою историю. Изучая живую историю женского сакрального танца как выражение духовности, мы стремимся познать наше наследие и ответить на вопрос: что поможет нам изменить свою жизнь сегодня? Прислушиваясь к голосу своей крови и «шёпоту своих костей», мы начинаем различать голоса наших прародительниц. Работая над телом, мы восстанавливаем энергетическую информацию на генетическом клеточном уровне.

Чтобы восстановить кинетическую реальность древних танцевальных практик, мы должны сознательно почувствовать древние ритмы, гораздо большие, чем мы сами. Мы можем почувствовать, что первая музыка — это голоса древних женщин, заклинания рождения новой жизни, смерти и возрождения, а первые движения — это форма, выражающая вечные жизненные ритмы, которые соединяют внешний мир с внутренним. Ранние мифы поднялись из этого коллективного ощущения Великой Матери, и изначально сакральный танец являлся танцем священного пространства, сакрального центра, которым издревле от начала времён была Матка Вселенной, где зарождается жизнь и куда потом уходит.

Наш поиск своего танца — это стремление к непрерывности. В своём поиске мы будем призывать «Старую Костяную Женщину», которая поможет нам «откопать» кусочки сакрального танца, которые лежат под многими слоями изменённой истории и веками пренебрежения. Мы совершаем это путешествие вместе, как странники из разных уголков мира, получая руководство для наших многочисленных «я», исследуя наши могущественные возможности и оживляя чудеса далеких времён. Когда мы осознаём связь между танцем и женской духовностью, мы начинаем свое путешествие к восстановлению собственной духовной силы. Именно в этот момент сакральный Танец становится нашей духовной практикой. В этом танце мы танцуем самую изначальную из всех священных геометрий, воссоздавая каждый день новую Вселенную. В конце концов, мистерия — это my-story, «моя история»

Апсара: божественная танцовщица, или почему на неё молились цари и аскеты — здесь
_________________
© apsara-journal.ru
При подготовке статьи использованы материалы книги Ирис Стюарт «Сакральная женщина, сакральный танец».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *