Кисэн: куртизанки Кореи

Выход на экраны нашумевшего фильма «Мемуары гейши» буквально взорвал кинопространство и вызвал повышенный интерес к жизни знаменитых японских «женщин искусства». Однако немногие из наших зрителей слышали о легендарном прошлом куртизанок Кореи, которые были не менее прославленными и оставили довольно заметный след в литературе и искусстве Азии. Многие поэтические шедевры этих талантливых женщин были переведены на русский язык Анной Ахматовой. Современная азиатская культура сейчас переживает бум интереса к их профессии. Кисэн – так назывались корейские куртизанки. Попробуем заглянуть в их полную контрастов жизнь и выяснить, чем они стали так знамениты. 

Рабство по наследству

Презираемый класс, рабыня – такое незавидное положение в обществе занимали даже самые знаменитые корейские куртизанки. Считается, что первые кисэн появились в Корее в десятом веке во времена государства Корё (935 – 1392 гг.) по аналогии с культурой куртизанок Китая. Низкое положение кисэн компенсировало лишь то, что их искусство играло важную роль в корейском обществе, а корейская аристократия восхищалась образованностью куртизанок и отдавала должное их талантам.

Профессия кисэн была наследственной, и дочь куртизанки в Корее неизбежно становилась рабыней. Вырваться из этого круга кисэн могла только одним способом – выйдя замуж за дворянина или став его наложницей, однако, это было не так просто и удавалось сделать единицам. Ради справедливости стоит отметить, что в Корее были и немногочисленные женщины, выбиравшиеся для украшения королевских приемов из аристократии, но кисэн, наиболее многочисленная группа развлекательниц, оставалась низшим классом. Оказание сексуальных услуг — то, что было немыслимо для аристократок, входило в обязанности кисэн помимо их настоящего призвания — развлекать короля и элиту корейского общества на официальных приемах. Но куртизанки самого высшего ранга – хэнсу, могли отказаться продавать свое тело. Ненасытный король Ёнсангун (1494-1506) пренебрег даже этим правилом, и во время его правления абсолютно все кисэн стали подразделяться на «небесных» — тех, с которыми король предавался плотских утехам в дополнение к их основной профессии, и «земных», занимавшихся только увеселением аристократии на приемах.

В 1895 году реформа Кабо отменила рабство в Корее и все кисэн стали свободными, однако большинство из них не знали, чем еще могут заработать на жизнь и поэтому были вынуждены становиться обычными проститутками. Некоторые из этих девушек в поисках лучшей жизни уехали в тот период в Японию.

Премудрости профессии

Работать прислугой – только это оставалось девушкам, которым до двадцати двух лет не удавалось стать знаменитыми или найти богатого покровителя. Именно к этому возрасту официально заканчивалась карьера кисэн. Однако с самого начала у куртизанок не было другого выбора. Единственной надеждой обрести свободу, было получить хорошее образование, чтобы затем выгодно продать свои таланты.

кисэн 1910г.

Девочки начинали обучаться искусству кисэн в возрасте около восьми лет. Первые корейские куртизанки были только музыкантшами, но уже с середины одиннадцатого века они стали обучаться в специальных государственных учреждениях – кёбанах, где в течение трех лет постигали не только искусство игры на музыкальных инструментах, но и танцы, поэзию, историю и китайский язык, служивший официальным языком всей корейской культуры. Впоследствии раз в два года корейские куртизанки должны были повышать свое мастерство, и проходили дополнительное обучение.

Кисэн были одними из самых образованных людей в Корее, они были прекрасно осведомлены о последних событиях в политике и помогали корейскому правительству, довольно умело выведывая секреты у китайских и японских послов. Также отважные кисэн неоднократно совершали убийства японских генералов во время японской оккупации. В период войн куртизанки ухаживали за ранеными, шили одежду, и, устраивая представления, поднимали боевой дух армии.

Последней корейской куртизанкой, прошедшей полный курс обучения профессии кисэн, считается поэтесса из Южной Кореи Ким Чжая. И в наши дни в Корее еще можно отыскать дома кисэн, однако эти девушки уже не являются представительницами той древней культуры корейских куртизанок, изящно исполнявших корейские танцы, славившихся своими музыкальными произведениями, проявлявших милосердие, и оказавших значительную поддержку своей стране в период движения освобождения начала двадцатого века.

Ясная луна

Восхищением и обожанием окружали образованных куртизанок корейская аристократия и люди искусства. Еще с середины правления династии Чосон (1392 — 1897) кисэн начали играть довольно важную роль в литературе Кореи. Это было обусловлено их уникальным положением в корейском обществе – согласно конфуцианским нормам женщине не разрешалось иметь какую-либо профессию, однако кисэн, несмотря на свое довольно низкое положение, были в этом обществе достаточно свободны. Одним из знаменитых произведений, главной героиней которого была куртизанка, стал шедевр средневековой корейской литературы , поэтическое «Сказание о Чхунхян», повествующее о любви дочери кисэн и юноши из аристократической семьи. История влюбленных из разных сословий, мужественно преодолевающих тяжелые препятствия на пути их любви, стала в Корее не менее популярной, чем история Ромео и Джульетты в Европе, и оказала значительное влияние на все дальнейшее развитие корейской культуры.

Сохранилось немало произведений, авторами которых были и сами кисэн. Наиболее знаменитой поэтессой древней Кореи стала легендарная куртизанка Хван Чжин И (1520 – 1560 гг.) времен династии Чосон, известная также под именем Мёнволь («Ясная луна»). Она отличалась не только исключительной красотой и музыкальными талантами, но и интеллектом, поражавшим даже самых мудрых мужей Кореи. Хван была дочерью аристократа, но так как ее мать была кисэн, по закону девушка считалась рабыней. Ее поэзия стала классикой корейской литературы и позволила нашим современникам узнать о любовных трагедиях этой знаменитой куртизанки. Вот одно из ее стихотворений:

О синий мой ручей в горах зеленых!
Ты не гордись, что так легко течешь,

Знай, выбраться обратно невозможно
Тому, кто в ширь морскую попадет.

Все горы залиты Луною Ясной,
Не хочешь ли утешиться, ручей?

(перевод Анны Ахматовой)

(стихотворение построено на игре слов: «синий ручей» — имя мужчины королевских кровей, под «луной» подразумевается сама кисэн.- прим.авт. )

Бум кисэн

В конце двадцатого столетия история Хван Чжин И стала привлекать к себе внимание по обе стороны разделенной Кореи. Жизнь этой куртизанки начала освещаться в средствах массовой информации. В 2002 году вышел роман о жизни Хван Чжин И северокорейского писателя Хон Сокчуна. Это было первое произведение из Северной Кореи, получившее награду в Южной Корее, и позволившее примирить обе стороны хотя бы на литературном поприще. Другой роман южнокорейского писателя Чон Гённина о жизни Хван в 2004 году стал бестселлером. Два года спустя на корейские экраны вышел сначала сериал, а впоследствии и полнометражный фильм «Хван Чжин И». Сериал начал бить в Корее все рекорды по популярности, а вскоре был показан в Китае и Японии, и приобрел международную известность. Многочисленные поклонники фильма и сериала в этих странах положили начало невероятному интересу к профессии кисэн.

Актриса Ха Чживон, исполнившая главную роль в сериале, была признана в Корее лучшей актрисой 2006 года, став с тех пор знаменитой во всей Азии. «Я уважаю кисэн, которые в принадлежащем мужчинам обществе, будучи низшим и отчасти презираемым классом, смогли быть не только объектом красоты, но и образцом женской силы, могли проявлять свои таланты и выражать себя», — говорит Ха Чживон. «Я исполняла эту роль с гордо поднятой головой».

Лучшие фильмы о корейских куртизанках — тут.
___________________________
© apsara-journal.ru
При подготовке статьи использованы материалы А.Н. Ланькова www.lankov.oriental.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *