Фламенко: демон души

Роза в зубах, резкий взмах струящейся юбки. Каблуки с достоинством отбивают ритм израненного сердца. Так оно стучит, когда ты любишь. Так оно бьется, когда тебе больно. Так оно кричит, когда нечего сказать, и в горле только комок. Фламенко – за пределами слов. Фламенко – сочетание несочетаемого: гордости и страсти, силы и хандры. Как резец мастера оно отсекает все лишнее, и изумленному взору предстает яркая индивидуальность – гордая независимая женщина, бушующая изнутри морем огня. Но фламенко прошло долгий путь, прежде чем стало таким, каким мы привыкли видеть его сегодня. 

Мавр сделал свое дело

«Так она вертится, и так сладострастна», — с таким восхищением в своих трактатах древние греки описывали танцовщиц соседних иберийских земель, на которых расположена современная Испания. Корни зарождения фламенко уходят в далекое прошлое, когда на территории современной Андалусии до середины первого тысячелетия до н.э. стояло одно из древнейших государств Европы – Тартесс, о котором упоминается даже в Библии. Некоторые из древнегреческих историков утверждают, что танцовщицы фламенко происходили из древней касты жриц Венеры Астарты, но с веками от их тайных мистерий осталось только зрелище. Еще задолго до появления в Греции Гомера, в десятом веке до н.э. Тартесс колонизировали пришедшие из Сирии финикийцы, и, вероятно, они первыми протянули ту нить, которая до сих пор связывает Андалусию с загадочным Востоком. Вслед за финикийцами к иберийским берегам прибыли греки, чье эллинское искусство заложило дальнейшую основу для будущего фламенко, а с конца третьего века до н.э. юг Испании становится римской колонией, и местное искусство вбирает в себя новые черты.

Мавры – так в средневековой западной Европе называли мусульман – арабов и берберов, захвативших Пиренейский полуостров в ходе волны арабских завоеваний в восьмом веке. «Блистательный Аль-Андалус», как называли Мусульманскую Испанию, просуществовал семь веков и оставил значительный след во всех сферах жизни Андалусии, повлияв в том числе и на музыку. Правители Аль-Андалуса приглашали к своему двору арабских музыкантов, которые привезли с собой новые музыкальные инструменты: флейты, барабаны и арабские лютни – уд. Поэт и певец Зарьяб, чье имя переводится как «Черная птица», сыграл ключевую роль в музыкальном образовании всей Андалусии – в девятом веке он основал в Кордове первую академию музыки и танца, ввел арабо-персидскую систему музыкальной записи и обучил более чем десять тысяч музыкантов.

В начале пятнадцатого века в Испанию перекочевали цыгане. Выходцы из далекой Индии, прошедшие через всю Азию и север Африки, они принесли с собой дух вольных ветров и память о своем происхождении — до сих пор в ритмах фламенко можно угадать отзвуки индийских музыкальных традиций.

Считается, что именно цыгане стали основателями фламенко, однако не все так однозначно. Почему же тогда фламенко было создано именно в Андалусии и нигде больше, если все цыгане пришли из одной и той же части света? А дело в том, что они встретили на юге Испании яркий сочный андалузский фольклор, развивавшийся под сильным мавританским влиянием, и быстро впитали его, став самыми лучшими исполнителями андалузских песен и плясок. С цыганами Пиренейского полуострова достигли также и отголоски африканской культуры, смешав андалузские ритмы с негритянскими.

Жгучие «фламенки»

Поначалу цыганам в Испании пришлось несладко – их притесняли. Ситуация изменилась только в начале восемнадцатого века, когда толерантный король Карл Третий дал цыганам почти все гражданские права, и они осели в деревнях Андалусии. На этих территориях «хитано» («цыганский») до сих пор является синонимом слова «фламенко». Но варианты перевода этого слова так же разнообразны, как и сама история Андалусии. С испанского «фламенко» переводится как «фламандский», и, по одной из версий, «фламенками» называли буйных вассалов королевского двора, прибывших из Фландрии. На арабском «фламенко» означает «беглый крестьянин», по- немецки – «пылающий». Некоторые связывают название зажигательного танца с латинским словом «фламма» («пламя»). По другой версии это слово связано с манерой танцоров одеваться: стройный силуэт и обтягивающий пояс делали их похожими на птицу фламинго, которую испанцы называют «фламенко».

Но наиболее вероятную версию называл в своих лекциях испанский поэт Федерико Гарсиа Лорка: «Цыгане, добравшись до нашей Андалусии, объединили древнейшие элементы местных песен с тем древнейшим началом, которые они несли сами». За их лихой нрав по аналогии с переселившимися приблизительно в то же время Пиренейский полуостров фламандцами их стали называть «фламенки». Так, по одной из версий, и появилось фламенко, самыми яркими представителями которого стали кочевники — «фламенки».

Розы и слезы

В самом фламенко одной из ключевых ценностей являются понятия свободы и борьбы, ведь народы, внесшие самый весомый вклад в развитие фламенко, были гонимы: арабы были изгнаны из Испании в 1492 году, а оставшиеся на территории Пиреней мавры были вынуждены принять христианство во избежание преследований, цыган тоже долгое время в Испании подвергали гонениям. Эти народы утрачивали связь со своей родиной, вынуждены были принимать чужую веру, сливаться с другой культурой. В их песнях говорилось о мрачной действительности, а музыка стала скрытым протестом против несправедливостей реальной жизни. С цыганами наиболее тесно связана группа самых старых песен – «канте-хондо» (глубокая песня), которые включают в себя темы вечных потерь, одиночества, весь спектр эмоций от экстаза до отчаяния. В России такую музыку можно сравнить с исполняемыми цыганами душераздирающими романсами. Красивый поставленный голос в «канте хондо» лишь помешает, а вот надтреснутый и вибрирующий – то, что надо. Он лучше всего передает накал страстей и нечеловеческий надрыв — в грубом голосе певца фламенко ценится не красота, а внутреннее чувство. Такое же чувство наполняет не только исполнителя песни, но и и танцора, и музыканта во время исполнения. Три эти неразрывных составляющих и стали основой танцевально-музыкального стиля фламенко: музыкальное сопровождение называется «токе», пение – «канте» и танец – «байле».

Долгое время фламенко развивалось в узких кругах и считалось «закрытым искусством», так как цыгане жили изолированной группой. Но с прекращением гонений на цыган фламенко вышло на подмостки таверн, кафе канатанте и обрело свободу. Первое документальное упоминание о фламенко в Андалусии относится к 1780 году. К этому моменту уже сформировалась его мелодическая структура и стилистика, и это время принято считать началом его существования.

Золотой век фламенко

«Демон дремлет в душе цыгана», – такими словами начиналась афиша, рекламирующая представление фламенко в 1781 году. Так как подавляющее большинство певцов-кантаоров и танцоров-байлаоров были цыганами, их таинственная, даже демоническая сила исполнения этой музыки поражала зрителей. Кафе кантанте процветали. Чем популярнее они становились, тем больше рос профессионализм исполнителей. Из-за большой конкуренции хозяева кафе были заинтересованы привлечь посетителей качеством представлений, и эти места становились своего рода мастерскими, в которых оттачивалось искусство фламенко и поднималось на самые высшие ступени. К тому же после принятия Кортесами первой Испанской Конституции в 1812 году, тщетными попытками индустриализации и жестким кризисом 1898 года население Испании пыталось заглушить свои страдания, забыть о нищете с помощью своих танцев и песен. Петь о боли было так же естественно, как и говорить о ней за рюмочкой в кафе.

«Колыбелью» фламенко считается район Севильи Триана, а одним из первых заведений, где оно исполнялось, была забегаловка Тио Миньярро. Танец играл все большую роль в канте фламенко, и песни стали различаться по их функции: песня «аланте» предназначалась только для слушания, а песня «атрас» сопровождала танец.

К концу девятнадцатого века с изобретением фонографа, а затем граммофона и грампластинок музыка фламенко получает широкую известность. Пресса тех лет ежедневно сообщала о спектаклях, представлениях, программах обучения фламенко в танцевальных школах. Например, в одном из изданий 1850 года мы можем прочитать: «Академия танца Мигеля Баррера является одним из известнейших хореографических училищ уже пять лет». Другой крупнейшей танцевальной школой того времени был салон Луиса Ботельи.

Эпоха кафе кантанте считается золотым веком фламенко. Все, что было создано тогда, является эталоном. Все то, что было создано позже, уже не считается чистым фламенко.

Под звуки кастаньет

А никаких кастаньет во фламенко изначально и не было! Как же тогда они стали одним из самых узнаваемых символов фламенко, и какие еще атрибуты сопровождают этот знаменитый танец?

С кастаньетами в Испании еще издревле танцевали традиционные андалусские танцы. Но многие танцоры исполняли фламенко перед туристами, и чтобы произвести на щедро платящих зрителей большее впечатление, они стали использовать звенящие кастаньеты. С тех пор в мировой культуре за кастаньетами так и закрепилась прочная ассоциация с музыкой испанских цыган и стилем фламенко. К слову, в Испании их называют «каштанки» из-за сходства с плодом каштана. А еще кастаньеты делятся по половому признаку! Та, что в левой руке, зовется «мачо», а кастаньету для правой руки называют «эмбра», что означает «самка».

Считается, что кастаньеты ограничивают возможность страстной и выразительной игры кистей рук, поэтому наиболее чистые виды фламенко избегают использования кастаньет. Изначально во фламенко руки танцоров были свободны, и ритм отбивался только каблуками («сапатеадо»), прищелкиванием пальцев («питос») и хлопками в ладоши («пальмас»). При этом «пальмас» должен быть в два раза быстрее основного ритма песни. Ну как тут исполнителю не войти в раж! Также первоначально в качестве музыкального сопровождения для фламенко использовались наковальня и молот, а знаменитая гитара появилась уже после кастаньет.

Нельзя представить фламенко и без таких традиционных атрибутов как длинное платье, украшенное оборками и волнами, большой веер, испанская шаль, которую танцовщица то оборачивает вокруг себя, подчеркивая стройный силуэт, то раскручивает, начиная казаться мятущейся птицей. Неизменным атрибутом женского танца является также изящная игра танцовщицы с подолом своего платья. Это движение напоминает о цыганском происхождении фламенко.

Про любовь и кровь

Ужасное чуть не случилось столетие назад – искусство фламенко чуть не погибло. Несмотря на рассвет, которого оно достигло в середине девятнадцатого века, к концу этого столетия кафе кантанте начинают приходить в упадок. Сложилась ситуация, при которой наибольший доход получало то кафе, где клиенты сами заказывали репертуар. Артисты фламенко стали подстраиваться под вкус публики, чаще более простой, чем «глубокое» фламенко. Содержание песен «канте хондо» стало снижаться, иногда доходя до откровенной пошлости. Тексты песен свелись к популярным у завсегдатаев кафе темам несчастной любви и смерти. Фламенко перестало быть голосом души, и исполнитель, который должен следовать только своему сердцу, стал надевать маску и имитировать страсть и боль. Профессиональные танцоры начали стыдиться учить фламенко своих детей.

Из-за упадка кафе кантанте фламенко, превращенное в зрелищный спектакль, стало искать новую форму для своего выражения. В первые годы оно нашло ее на театральных сценах в виде спектаклей, получивших название оперы фламенко. Эти спектакли включали в себя пение, танцы и игру на гитаре. Опера фламенко была неплохим и интересным новым жанром, но она негативно влияла на чистоту стиля традиционной музыки, так как во время спектаклей исполнялись в основном песенки легкого характера, имеющие лишь колорит фламенко. Использовались оркестровые обработки фламенко, из-за чего гитара перестала занимать традиционно ведущее положение, глубина выражения фламенко была потеряна. Такие спектакли ставились по всей Испании профессиональными импресарио и проходили в основном на сценах больших театров и аренах для боя быков. Распространившись в крупных городах, фламенко превратилось в «туристический продукт», потерявший духовное и историческое содержание. Так в истории фламенко началась новая эпоха – самая критикуемая за все время его существования.

«Эпоха возрождения»

Первыми забили тревогу крупнейшие представители творческой интеллигенции Испании – поэт Гарсиа Лорка и композитор Мануэль де Фалья. По их инициативе был организован первый фестиваль андалузского народного пения – канте хондо, состоявшийся в Гранаде в 1922 году. Целью фестиваля было собрать подлинные напевы канте хондо, открыть новые таланты и возродить интерес к этому древнему искусству. Профессионалам запретили участвовать в фестивале, так как главным было показать публике подлинный дух фламенко, а не отточенное исполнение.

«Музыкальной душе нашего народа грозит смертельная опасность!» — говорил в своих лекциях Гарсиа Лорка. Он призывал испанцев не путать величайшее сокровище канте хондо с трактирным пением и кутежом, и приложить все силы для его спасения, так как ни по чувству, ни по насыщенности в Испании нет ничего равного этим песням.

Гарсиа Лорка

После этого события фламенко действительно постепенно стало признаваться как народное искусство, а подобные фестивали начали проводиться в Севилье, Кордове, Мадриде, других городах Испании, а затем вышло за ее пределы. Жанр фламенко получил международную известность, когда в мае 1921 года целое представление фламенко было включено в программу русского балета, выступавшего в Париже. Это представление было организовано Сергеем Дягилевым, во время своих поездок по Испании разглядевшим большие театрально-сценические возможности фламенко. Другое театрализованное представление «Кафе Чинитас» с декорациями Сальвадора Дали с огромным успехом прошло на прославленной сцене театра Метрополитен в Нью-Йорке в 1943 году.

В то же время через Испанию как «ворота Европы в Америку» проводились все торговые сделки с далеким американским континентом, и привезенное туда фламенко, претерпев изменения, вернулось обратно в форме милонги, коломбианы, гуахиры и румбы – жанров, ставших популярными в начале двадцатого века. Также во фламенко оставил свой отпечаток классический балет, и появился новый жанр – балет фламенко, который достиг высот благодаря таким танцорам как La Argentina, Пилар Лопес, Розарио. Их традиции перенесли в современность великолепные Антонио Гадес, Марио Майя, Кристина Ойос и всемирно известный Хоакин Кортес, чьи танцы поражают мрачной страстью, и, кажется, будто в его душе действительно живет демон.

Струнами души

Так как же танцуют фламенко?

«Руки, вскинутые в характерном изгибе, подтянутая ввысь спина, особенно гордая, но слегка агрессивная постановка тела… Миг неподвижности… и россыпь дроби – каблуки легко и ясно обивают ритм, заставляя следовать за собой гитару. Резкий поворот корпуса, сильнейший всплеск рук, неожиданно сменяющийся их восточной, гибкой пластикой. Вот оно – начало магии танца фламенко, его душа, его таинственная сила, без наличия которой невозможно донести мощь и полноту чувств», — так отвечают профессионалы о движениях этого страстного танца.

Фламенко – это молчаливый диалог, общение между певцом, музыкантом и танцором. Но танец допускает большую свободу выражения, которой не обладают певцы или гитаристы. В нем нет жестких правил, фламенко носит больше импровизационный характер. Но в нем есть один закон – присутствие оси, центра, к которому неуклонно возвращается танцор.

Фламенко исполняется динамично, иногда даже с агрессивным или эротическим характером. Во фламенко танцовщица не рассказывает историю, ее движения и жесты не имеют никакого значения. Они выражают ее эмоции: «Суть танца фламенко – противоборство чувств, выраженных музыкой, словом и движением. Вместе холод и жар, ощущения смешанные и противоречивые», — говорит «королева» фламенко Кристина Ойос.

Движения фламенко – это чувства, вырывающиеся из груди, которые, воплощаясь в танце, похожи на стихию огня. Это передает и самое главное понятие фламенко – «дуэндэ». Применительно к искусству это слово переводится как «чувство», «огонь», «магия». На русском говорят: «В нем нет огня», в Испании — «No tiene duende». Дуэнде – это душа исполнения фламенко, без которого это искусство становится невозможным. «Лишь к одному неспособен дуэндэ – к повторению. Дуэндэ не повторяется, как облик штормового моря», — так говорят о сути фламенко его почитатели. Поэтому фламенко не нуждается в широком сценическом пространстве, ему необходимо пространство внутреннее – полнота души, пережитые личные драмы. Чем глубже чувства, тем богаче и сильнее движение внутреннее, и тем сдержаннее и напряженнее движение внешнее, изумляющее своей силой и красотой. Именно дуэндэ превращает танец в магический ритуал, нечто первобытное.

Гарсиа Лорка отождествлял дуэндэ с демоном: «Муза и ангел снисходят, дуэндэ надо будить самому». Дуэндэ — это демоническая сила, с которой надо вступить в поединок и победить: «Дуэндэ сметает уютную, затверженную геометрию, его приближение знаменует ломку всего привычного. Но это и рассвет, небывалая, немыслимая свежесть — дуэндэ, как распустившаяся роза, подобно чуду».


_________________________________
© apsara-journal.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *