Гуаньинь: посвящение богине

«Воссоздавая образ Богини, я не стремлюсь приобщить к религии, я хочу описать рай в моем сердце», — делится мастер. И это у него получается. Действительно, чувствуешь удивительное спокойствие и умиротворение, когда смотришь на картины китайского художника Цзэн Хао. Как ему удалось проникнуть за Грань и перенести это чудо в наш реальный мир? Мастер Цзэн Хао и не скрывает источника своего вдохновения… 

Дуньхуан — город с озером в форме полумесяца и Горой звучащих песков, стал воротами между западным и восточным миром на Великом Шелковом Пути. Через него в третьем веке в Китай пришли буддийские монахи. Монастырь Лэйинсы, святыни Саньвэй, Сицяньские буддийские храмы, «город дьявола Ядань», «Пещера тысячи Будд» — все эти сокровища оставили монахи в Дуньхуане. Более семисот больших и малых пещер-храмов расположены пятью ярусами и занимают почти два километра горных склонов возле пустыни Такла-Макан и горных хребтов Тибетского нагорья.

Волшебный мир единства неба и земли, где просветленные спускаются с небес, и где оживают легенды, откроется, только если вы к этому готовы. Тогда с пещерных фресок на вас посмотрят летящие Апсары – полубогини, духи облаков в облике прекрасных женщин…

«Когда я впервые вошел в таинственный мир Дуньхуана, сказочные картины и скульптуры глубоко потрясли меня», — говорит Цзэн Хао. «Чтобы дышать этим духом, потом я много раз посетил эту святую землю как паломник. Но, в тот первый раз, вернувшись домой, я бросился воссоздавать то, что почувствовал всем своим сердцем».

Желая передать «душу Дуньхуана» и выразить на полотне его глубокие исторические традиции, художник не мог не считаться с эстетическими вкусами современных людей: «Создавая образ Богини Дуньхуана, я объединил характерные особенности лиц западных и восточных людей, также я соединил каноны древней и идеалы современной красоты». Интересно отметить, что Авалокитешвара на картинах до эпохи Тан в Китае изображался в образе мужчины, но после Тан его образ становился все более женственным и утонченным, пока, наконец, не превратился в образ красивой нежной женщины. Более того, в третьем-пятом веках н.э. даже китайские женщины изображались на полотнах несколько более пышненькими, чем это принято в современном Китае.

«Я не стал досконально копировать костюмы богинь с фресок. Текстуру современной парчи я использовал для придания большей грациозности образу. А вот детали ювелирных украшений Богини – из серебра с рубинами и сапфирами, я сохранил». Технику наскальной живописи фресок мастер передал в западном романтическом стиле живописи маслом. На полотнах подчеркивается простота, которая и погружает в тонкое нематериальное чувство умиротворения и таинственности.

Художник не только передает древнюю культуру, но и отражает образ современного мира. И, хотя серия картин Дуньхуана Цзэн Хао совершенно отличается от традиционных фресок в пещерных храмах, в них полностью передан древний буддийский дух: «Моя цель – не слепое копирование деталей, я хочу, чтобы мои картины вошли глубоко в сердце того, кто на них смотрит. Богиня, которую я создал – это реальность моего сердца. Она – душа чистой правды, добра и красоты».

И источника вдохновения художник не скрывает: «Дуньхуан – это таинственная книга, которую я не перестану читать до конца своей жизни».

автор: Юлия Авдеева © apsara-journal.ru 
(опубликовано в magazeta.com)
Картины Цзэн Хао

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *