Нефритовый жезл и яшмовые врата: китайское эротическое искусство (18+)

Эротические изображения совокупляющихся пар на рисовой бумаге и пикантные нефритовые статуэтки — именно так мы представляем эротическое искусство древнего Китая. Но древние китайцы были не так просты и знали толк в удовольствиях и пользе секса для здоровья, не зная при этом запретов или застенчивости. Об этом, а также искусстве китайских древних секс-игрушек, для чего были нужны эротические монеты, как выглядели иллюстрации секс-книжек, и как в эротических целях использовался фарфор — вы узнаете на этой странице. 

Эротические монеты

Нюйюэ — так назывались обученные танцовщицы и музыкантши, развлекавшие князей и высокопоставленных чиновников на банкетах ещё со времён династии Восточная Чжоу (770 г. до н.э. – 221 г. до н.э.) Именно они стали предшественницами гуаньцзи — «официальных проституток», которые в позднее время играли огромную роль в китайском обществе. Дело в том, что при Ханьском дворце преобладал даосский культ, когда мужское и женское начало вселенной стали персонифицировать в образах мифической пары — божества Фу-си и его супруги Нюй-ва, и согласно которому половой акт был частью природного миропорядка.

Семя считалось самым драгоценным достоянием мужчины, будучи источником не только здоровья, но и самой его жизни. Считалось, что каждое семяизвержение уменьшает эту жизненную силу, если ее не компенсировать за счёт получения соответствующего количество инь от женщины. При этом считалось, что совокупление с проститутками не приводит к напрасной потере семени мужчиной, потому что у подобных женщин вследствие частых соитий вырабатывается исключительно сильная и обильная инь, а потому они дают своему клиенту больше, чем он теряет. Именно вследствие этой важной роли проституток были выпущены специальные «весенние» монеты с изображением четырёх поз совокупления (по четырём сторонам света) для одаривания этих женщин в борделях и учета оборота денег в этих заведениях.

Посещение проституток было настолько нормальным времяпровождением как для холостых, так и женатых мужчин, что к самим проституткам не относились с презрением. Напротив, с презрением и крайним подозрением воспринималось уклонение от совокупления, в чем буддисты и, позднее, католические миссионеры обнаружили серьёзное препятствие для распространения своей веры. Даже в строгом конфуцианстве, появившимся вслед за даосизмом, половой акт не считался чем-то постыдным и никогда не ассоциировался с чувством греха или моральной вины, а, наоборот, считался священным действом в почитании предков.

Каменные секс-игрушки

Если онанизм у мужчин, согласно древним китайским трактатам, был недопустим из-за пустой траты драгоценного семени, то к женской мастурбации даосизм относился терпимо, поскольку считалось, что количество инь у женщины неограниченно. Однако медицинские трактаты предостерегали против злоупотребления искусственными приспособлениями, которые могут повредить «покрытие чрева». Тем не менее, до нас дошло огромное количество древних китайских секс-игрушек самого различного размера и исполнения, например, из чёрного нефрита:

или из зеленого нефрита в изящных подставках с охраняющими это «произведение эротического искусства» львами:

По той же причине, что количество инь у женщины неограниченно, даже конфуцианство с его строгими предписаниями терпимо относилось к лесбиянству. В эротических музеях по всему Китаю мы можем встретить немало образцов сексуальных двусторонних игрушек для женских лесбийских игр:

«Картинки из весеннего дворца»

Владение искусством «спальных покоев» в древнем Китае считалось крайне важным — ведь «при помощи сексуального наслаждения можно было постичь Наивысший Путь (Дао),» — говорится в одном из старинных даосских текстов: «кто управляет своей сексуальной страстью, испытывает спокойствие и достигает преклонного возраста». Поэтому ещё с древнейших времён в Китае составлялись трактаты «о делах спальной комнаты», которые ценились наравне с серьезными медицинскими текстами. При этом целью сексуальных отношений было взращивание внутри себя алхимического «зародыша бессмертия». Занимаясь подобными практиками, мужчина мог впитывать в себя сущность из неистощимого источника в «женской долине», питая свою жизненную силу ци. При этом, каждый из таких трактатов щедро снабжался иллюстрациями.

Впрочем, изображения сексуального соития использовались и для реального зачатия и деторождения — такие вещи часто дарили на свадьбу. Мать невесты обязательно дарила девушке «книжку под подушку» с иллюстрациями сексуальных ласк и поз, которые также способствовали разжиганию желания. Эротические рисунки делались и для обеспечения инструкциями неопытных или застенчивых молодых людей.

Сами эти изображения назывались chun gong tu — «картинками из весеннего дворца». Слово «весна» в Китае всегда относилось к сексуальным отношениям, и возникновение «картинок» относится к древним весенним ритуалам, во время которых юноши и девушки пели друг другу любовные песни и совокуплялись. По пришествии имперской культуры слово «дворец» было добавлено как намек на отношения императора и его придворных с их супругами и наложницами. Причем, на «весенних картинках» часто можно видеть групповые «непристойности», которые, однако, связаны со свободными от ханжеских условностей даосскими идеями и практиками, а также патриархальным конфуцианством с его семейными обычаями.

Интересно, что на «весенних картинках», в отличие от европейских эротических рисунков, точка соития почти никогда не скрывалась: во-первых, большинство «чунь гун ту» создавались для иллюстрации к сексуальным трактатам и служило для практикующего наглядным пособием. Во-вторых, художники изображали слияние, которое было высшей целью двух разделённых стихий всего сущего: женственной, лунной, мягкой, теневой инь и мужественной, солнечной, твёрдой, светлой ян. Считалось, что именно гармоничное сочетание этих двух составляющих мирового порядка составляло обладающее животворящей силой «Великое Единое».

Эротический фарфор

Китайская традиция не знала христианской культуры с ее разделением на чистую и благонравную любовь, пресную у семейного очага, и просто секс — безнравственный, порочный, но зато полный жгучих ощущений. Более того, эротические способности, богатое умение, т.е. развращённость с точки зрения христианского благочестия, считались одним из самых ценных качеств благонравной жены-китаянки. Примечательно и то, что во всех даосских тестах именно женщине отводилась роль наставницы в сексе. Такова была функция женщины: холить и лелеять своего господина, и чем лучше у неё это получается, тем больше ей почёта. Жена должна была ублажать мужа всеми возможными способами, в том числе и возбуждая желание своего господина, для чего служили и изысканные фарфоровые статуэтки с изображением страстно совокупляющихся пар, например, расставленные на столе фарфоровые фрукты с эротическим парным соитием:

или всегда попадающиеся на глаза крошечные емкости для нюхательного табака, на которых изображались соединяющиеся мужчина и женщина, олицетворяющие воспетую древними китайскими поэтами идею вечного единения и битвы противоположностей — инь и ян:

Как только у нее раскраснелось лицо,
Обними ее и сними  с неё одежды.
Как только ее соски набухнут,
Медленно вводи в ее яшмовую пещеру
Свой нефритовый жезл.

Как только ее яшмовая пещера станет влажной и скользкой,
Погружай свой нефритовый жезл глубже и глубже.
И, когда сок любви потечёт по ее бёдрам,
Напряги все свои силы,
Чтобы стать победителем в этой игре…

Японские эротические рисунки сюнга — тут.
_______________________________
© apsara-journal.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *